Просмотров: 1 043

ТТП для «чайников»

Встречайте новую статью от талантливого автора Незапада: «ТТП для чайников»!

Пятого октября 2015 г. завершились переговоры по созданию Транстихоокеанского партнерства (ТТП), в которое вошли: США, Бруней, Сингапур, Чили, Новая Зеландия, Австралия, Перу, Вьетнам, Малайзия, Мексика, Канада и Япония. Их совокупный ВВП составляет 40% от мирового, и оценивается в 27,5 трлн. долларов. На данный момент, пока соглашение не ратифицировано законодательными органами стран-участниц, об эволюции и перспективах ТТП можно судить лишь на основе анализа приоритетов современной азиатско-тихоокеанской политики США и партнеров, геополитических интересов и логики развития процессов экономического регионализма АТР.

Претензии на новый порядок в Азии?

ТТП стремится стать основой формирования новой экономической зоны в Азиатско-Тихоокеанском регионе, которая должна сбалансировать экономическое влияние Пекина в регионе. В соглашении оговариваются правила практически для всех аспектов – от трансграничных потоков информации до того, как государственные предприятия должны конкурировать на международном уровне.

Действительно, многие эксперты считают, что главная цель ТТП – изменить архитектуру торговли в АТР так, чтобы в конечном счете вынудить Китай втиснуться в рамки нового соглашения. Однако ТТП заслуживает более подробного и беспристрастного анализа.

Транстихоокеанское партнерство с самого начала назвали «высококачественным партнерством XXI века», которое станет новой моделью для всех преференциальных торговых соглашений (ПТС), заключаемых между государствами во всех частях мира. Во-первых, ТТП по определению, по исходному замыслу является партнерством открытого типа, предполагающим присоединение к нему новых государств. Во-вторых, ТТП планирует выйти на самые высокие стандарты взаимного открытия рынков и качества регулирования торговли, инвестиций, рабочей силы, окружающей среды, допуска иностранных партнеров к госзакупкам.

Достичь гармонизации норм регулирования в таких разнообразных областях можно лишь при концептуальной поддержке переговоров на высшем политическом уровне.

Пока что делать окончательные выводы рано. Соглашению предстоит пройти ратификацию в 12 парламентах, в том числе в Конгрессе США в предвыборный год. Барак Обама летом получил от законодателей право заключать торговые соглашения в ускоренном порядке (Trade Promotion Authority). Это означает, что Конгресс сможет принять или отвергнуть весь текст целиком, но уже не сможет вносить в него правки.

Пройдет много времени, прежде чем детали соглашения будут реализованы на практике. Однако уже сейчас в Вашингтоне бурлят страсти вокруг этого соглашения и возможности его ратификации в Конгрессе США. И важно понять, какие именно детали вызывают споры и противоречия.

Основополагающие элементы соглашения

Соглашение о ТПП базируется на пяти ключевых положениях. Прежде всего, страны стремятся к формированию комплексного свободного доступа на рынки, в целях чего снимаются ограничения на торговлю практически всеми группами товаров и услуг, а также в сфере инвестиций. Соглашение основано на региональном подходе к принятым обязательствам. Это должно проявиться в активизации производственного сотрудничества и формировании глобальных производственных цепочек, активизации усилий по развитию трансграничной интеграции, а также открытии внутренних рынков. Третьим ключевым элементом ТПП является реагирование на новые вызовы в мировой торговле, что означает включение в соглашение таких вопросов, как повышение роли инноваций в развитии рынков, повышение производительности и конкурентоспособности национальных экономик за счет использования новых методов, в том числе цифровой экономики, и роль государственных предприятий в мировой экономике. ТПП включает в себя новые элементы, нацеленные на достижение инклюзивного роста, а именно обязательства по оказанию поддержки малым и средним предприятиям в толковании положений и договоренностей с тем, чтобы каждая страна и каждое предприятие смогли в полной мере воспользоваться преимуществами соглашения. Наконец, соглашение призвано стать основой для дальнейшей интеграции в Транстихоокеанском регионе в целом.

Безусловно, все пять положений не вызывают никакой критики и являются справедливыми и обоснованными. Однако более внимательное прочтение текста и обязательств отдельных сторон позволяет сделать некоторые более конкретные выводы. В частности, первым делом обращает на себя внимание структура соглашения.
Текст состоит из 30 глав, регулирующих вопросы торговли и сопряженные с ними аспекты взаимодействия, начиная с торговли товарами и дополняя ее вопросами содействия торговли, применения санитарных и фитосанитарных мер, технических барьеров в торговле, защитных мер; далее следует регламентация инвестиций, торговли услугами, электронной коммерции, государственных закупок, интеллектуальной собственности, трудовых отношений и окружающей среды.
Соглашение содержит «горизонтальные» обязательства, такие как механизм разрешения споров, конкурентоспособность, а также большой перечень исключений и положений, касающихся отдельных стран. Следует подчеркнуть, что, несмотря на наличие положений о разрешении споров в рамках группировки, ст. 28 документа разрешает странам выбирать любую площадку, в том числе и механизм разрешения споров ВТО, который показал себя неэффективным (с 1995 года в ВТО поступило свыше 500 жалоб, из которых разрешено 106; остальные же либо находятся на стадии рассмотрения, либо были прекращены).

Стоит отметить, что обычно в главах, описывающих исключения, присутствует сноска, эксплицитно подчеркивающая, что государству дается право на изъятие отдельного положения с целью защиты национальных интересов. Однако в тексте ТТП подобная сноска отсутствует. Включение же такого примечания гарантирует, что заключение суда торгового соглашения не может заменить собой заключение суда правительств участвующих стран относительно того, что власти посчитают «необходимым для полного выполнения своих обязательств». Определенные опасения вызывает положение о том, что транснациональные компании могут оспаривать национальные нормы регулирования на основании того, что они представляют барьеры в торговле.

Более детальный анализ исключений и системы регулирования отдельных секторов сотрудничества свидетельствует об активной роли американских компаний в разработке этих положений. Так, отдельная глава посвящена регулированию в сфере телекоммуникаций, что полностью соответствует интересам ведущих американских ТНК.

Другой важный раздел посвящен вопросам защиты прав интеллектуальной собственности, что особенно важно для американской фармацевтики в части производства дженериков (лекарственное средство, продающееся под международным непатентованным названием либо под патентованным названием, отличающимся от фирменного названия разработчика препарата). Новые правила регулирования получения патента существенно отсрочивают выход на рынок дженериков, делая медикаменты менее доступными. В разделе «Интеллектуальная собственность» вопросам регулирования торговли медицинскими препаратами и химическими субстанциями посвящен отдельный блок. В частности, в ответ на давление США страны ТПП согласились предоставить фармацевтическим компаниям восьмилетний срок защиты для ультра-дорогих препаратов, производимых на основе биотехнологий, от более дешевых конкурентных продуктов. По некоторым позициям срок защиты составляет 12 лет. Помимо этого, текст ТПП противоречит «Соглашению 10 мая», подписанному Джорджем Бушем в 2007 году. Согласно этому соглашению увеличение срока действия патента является необязательным для фармацевтических компаний, оно предусматривает важные ограничения на данные эксклюзивных правил для развивающихся стран. При этом соглашение не оговаривает сроки, в течение которых развивающиеся страны должны принять более монополистские стандарты, применяемые к развитым странам. На деле это будет означать затруднения для развивающихся стран в доступе к медикаментам, находящимся на рынке.

Отличительные черты: неопределенность положений и изъятие

В то же время эксперты отмечают, что из-под действия соглашения практически выпал вопрос изменения климата, что, в свою очередь, важно для развивающихся стран, входящих в состав блока (сам термин «изменение климата» ни разу не упоминается в тексте). Несмотря на то, что и президент США Обама многократно подчеркивал прогрессивность соглашения в сфере защиты окружающей среды, на самом деле ТТП проигрывает соглашению о создании зоны свободной торговли, подписанному в 2007 году Соединенными Штатами. В прошлом аналогичные соглашения обязаны были соблюдать семь основных многосторонних соглашений по охране окружающей среды, в то время как соглашение ТТП предусматривает соблюдение лишь СИТЕС (Конвенция о международной торговле видами дикой флоры и фауны, находящимися под угрозой исчезновения, вступила в действие 1 июля 1975 года). Сомнения в выполнении части соглашения, относящейся к охране окружающей среды, добавляет и тот факт, что США еще ни разу не начинали процесс против другой страны, нарушившей подобное соглашение.

Помимо этого стоит отметить неопределенность формулировок в тексте соглашения о создании ТТП. Список оговариваемых тем довольно обширен, он затрагивает как вопросы непосредственной торговли, так и социальные, политические факторы обеспечения работы Партнерства. Однако формулировки в большинстве своем расплывчаты и не обладают должной конкретикой. Широкий круг обязанностей и неопределенные условия их соблюдения могут позволить странам продолжать вести дела с неполным применением обязательных норм.

Безусловно, данное соглашение не может не заслуживать интереса всех стран региона, в рамках которого образовано столь крупное и масштабное региональное объединение. В отдельных странах-участницах уже звучат определенные комментарии и замечания по тексту, что может привести к появлению новых положений в ратифицированном тексте. Для России формирование подобного блока представляет очередной вызов. Соглашение о ТТП может стать основой новой архитектуры регионального и глобального сотрудничества, что, несомненно, требует внимательного изучения.

Помимо масштабной отмены тарифов и снижения нетарифных барьеров, обычной повестки для международных торговых соглашений, ТТП будет регулировать еще несколько областей. Например, девятая глава соглашения, касающаяся инвестиций, запрещает не только конфискацию проектов у иностранных инвесторов без компенсации, но и запрещает правительствам требовать от инвесторов локализации технологий при строительстве предприятий, а также требования создавать совместные предприятия с местными компаниями (как это делает Китай). Глава, регулирующая торговлю финансовыми услугами, запрещает участникам ТТП требовать от финансовых организаций, чтобы они основывали местные юридические лица для продажи своих услуг (правда, предусмотрена процедура лицензирования). Например, теперь участникам может быть сложнее отказываться от открытия своего рынка для американских банков (но то же самое правило будет применимо и к иностранным банкам из стран ТТП в США).

Главы, регулирующие IT-сектор, запрещают правительствам требовать от иностранных компаний обязательного хранения персональных данных на своей территории, а также требовать от разработчиков передачу программного кода. В рамках соглашения оговаривается пункт о свободном обмене данными. Участники партнерства не смогут применять протекционистские меры в сфере IT (к примеру, вводить ограничения на место нахождения серверов). Однако правила о свободном обмене данными не относятся к сфере финансовых услуг. А кроме того, Австралия получила исключение в области медицинской документации.

Кроме того, подраздел соглашения об интеллектуальной собственности обязывает страны ввести уголовное наказание за хакерские нападения, сопровождающиеся кражей данных, в том числе коммерческих – в таких кражах данных часто обвиняли Китай, который, по мнению аналитиков, вряд ли согласится в будущем присоединиться к ТТП. Помимо этого существуют требования в области конфиденциальности данных.

Положения, касающиеся авторского права, еще более ужесточают рамки пользования информацией или цифровыми устройствами. В то время как общественный интерес к легальному пользованию контентом возрастает, механизмы применения авторского права делают информацию менее доступной и не защищает интересы большинства. Шесть из двенадцати стран-участниц соглашения будут вынуждены ужесточить рамки соблюдения авторского права и предоставления свободной информации. Такие ограничения, скорее всего, приведут к усугублению проблемы так называемых «произведений-сирот» – произведений с недоступным правообладателем (в их отношении не истек срок действия авторского права, но в то же время не существует возможности найти правообладателя). Такие работы нельзя публиковать, доступ к ним возможен исключительно в библиотеках, архивах или частных коллекциях. Проблема таких работ существенно ограничивает сферу общественного достояния вследствие невозможности их использования.

Касаемо технических средств защиты авторских прав (Digital Right Management), ТТП полностью запрещает обход DRM и криминализирует акторов, делящихся информацией или устройствами. Для обычных граждан это может означать проблемы с законом при попытке ремонта собственного телефона, компьютеров, автомобилей или даже кухонной техники. Копирование, цитирование, использование существующих работ в качестве примера также попадает под соответствующие ограничения.
Положения по защите авторских прав делают уголовно наказуемыми получение доступа к коммерческой тайне или её разглашение. Не предусмотрены исключения, когда такая информация может служить общественным интересам. Теоретически, это дает право выдвигать обвинения журналистам, занимающимся подобными расследованиями или разоблачителям коммерческих преступлений.

В соглашении прописаны и нормы о взаимном открытии доступа к госзакупкам, о защите конкуренции и регулировании деятельности госкомпаний. Цель этих положений — выравнивание условий работы частного бизнеса и компаний с госучастием в странах ТТП. Глава 15-я открывает доступ компаниям на рынок госзакупок в других странах ТТП, а глава 17-я подробно регулирует деятельность госкомпаний при работе на рынках других стран ТТП и ограничивает меры правительственной поддержки госкомпаниям. Однако многие страны партнерства закрепили за собой право на бессрочные изъятия по этой части, закрепляющие за госсектором особое регулирование. К примеру, Бруней согласовал особый порядок для своих нефтяных компаний как по закупкам, так и по ценам на добываемые ресурсы. Самый внушительный список изъятий у Вьетнама: они касаются всех госкомпаний этой страны. Оговариваются исключения для таких государственных инвестиционных фондов, как сингапурские GIC и Temasek Holdings, а также малайзийский Permodalan Nasional Berhad. Кроме того, малайзийский фонд суверенного благосостояния Khazanah получил исключение из правил по урегулированию споров на два года, после того как соглашение вступит в силу.
Дискуссии велись вокруг глав, регулирующих разрешение споров между инвесторами и правительствами. Зарубежным инвесторам разрешается возбуждать дела против правительств, но в рамках ТТП это будет сделать намного сложнее. Волну критики вызвало то, что ТТП разрешает подавать иск на решения правительства в арбитражные комиссии. Критики ТТП заявляют, что глава ТТП, посвященная инвестициям, включающая положение о решении споров между инвесторами и государством (Investor State Dispute Settlement), фактически противоречит демократии. Тем не менее, представители бизнеса полагают, что эти правила являются ключевыми при защите зарубежных инвесторов от мошенничества в местных судах и правительстве. Однако нет сомнений, что ТТП ужесточает правила. Соглашением устанавливаются нормы поведения для третейских судей во время слушаний по таким делам. Соглашение также содержит положения, которые направлены на ограничение возможностей компаний оспаривать правительственные нормативы, как, например, постановления, направленные на регулирование табакокурения.

Стремясь представить ТТП как «самое прогрессивное» соглашение, которое когда-либо было подписано, президент США Барак Обама не раз указывал на разделы, посвященные трудовым и экологическим нормам. Раздел о трудовом законодательстве ТТП включает положения, которые вызвали много споров и противоречий. В частности, это касается требования для таких стран, как Вьетнам или Малайзия, ввести закон о минимальной зарплате, а также разрешить рабочим создавать профсоюзы. Этим странам придется доказать факт соответствия стандартам международной организации труда. Если говорить об экологическом разделе, то сюда, помимо прочего, включено требование прекратить чрезмерный отлов рыбы. Однако в этом разделе нет эксплицитного упоминания климатических изменений. Вместо этого здесь есть лишь упоминание того, что страны-члены ТТП «признают, что переход к экономике с низким уровнем выбросов требует совместных действий».
Наконец, впервые в соглашении подобного рода появилась масштабная глава по борьбе с коррупцией, которая, судя по всему, основана на опыте американского Закона о коррупции за рубежом (Foreign Corrupt Act).

Увязка противоречивых интересов разно развитых стран

ТТП – первое соглашение, которое во многом вырабатывал именно бизнес.

Помимо выгод для бизнеса, ТТП имеет и политический смысл, причем не только для США, но и для стран вроде Японии или Вьетнама. Создав самую продвинутую и либеральную в регионе систему внешнеэкономического регулирования, участники ТТП рассчитывают на взрывной рост торговли внутри объединения, а также на переток в ТТП многих региональных цепочек создания стоимости. Получив выгоды в среднесрочной перспективе, участники ТТП докажут его эффективность, а значит, остальные экономики также захотят присоединиться к новым нормам, чтобы не оставаться в стороне. Таким образом будет проявляться нормативный характер новых режимов. Причем в отличие от 12 стран-основателей новые члены будут вынуждены принимать уже согласованные правила без возможности серьезно поменять их.

В списке стран-участниц ТТП находятся государства с разным уровнем развития. ТТП включает ряд развивающихся государств. По классификации Мирового банка Чили, Малайзия, Мексика и Перу относятся к развивающимся странам с доходами выше среднего уровня, а Вьетнам – с доходами ниже среднего. Возможно, скоро присоединятся Филиппины, Таиланд и Индонезия. Возникают вопросы – можно ли обеспечить решение проблем развития этих стран в рамках ТТП и как согласовать права рабочей силы, интеллектуальной собственности, прозрачности и прав человека.

ТТП не гарантирует развития, но при некоторых условиях может обеспечить доступ на рынок развитых стран, который простимулирует инвестиции и экспортоориентированный рост. Приоритетные потребности развивающихся стран лежат, скорее всего, не в тарифных преференциях, а в мерах по улучшению инвестиционного климата и поддержанию курса валюты, стимулирующего экспорт. ТТП может помочь в деле продвижения институтов нового, рыночного типа.

Как и любой проект подобного рода, ТПП предполагает определенное ограничение суверенитета государств-участников в части законодательных норм и регулятивных практик, в том числе ограничивает возможность по политическим соображениям создавать преференциальные условия для собственных хозяйствующих субъектов в определенных секторах экономики. Именно это соображение объясняет неучастие в проекте Южной Кореи и существенные колебания, которые демонстрировала Япония. Обе страны до сих пор активно сдерживают иностранное присутствие на «чувствительных» рынках сельхозпродукции, автомобилей, финансовых и страховых услуг, на участии в тендерах на госзакупки и др. Тем не менее, в случае с Японией эти опасения перевесила заинтересованность большей части крупного национального бизнеса в получении максимально благоприятных условий при работе на рынках США.

Важным нюансом остается вопрос о возможном соглашении стран-участниц ТТП об отказе от конкурентной девальвации валют. В официальном тексте соглашения нет подобного пункта, однако источники, близкие к участникам переговоров говорят о заключении параллельных соглашений, запрещающих валютные манипуляции в интересах национальных производителей. Это ставит под вопрос валютно-финансовую стабильность нового торгового объединения. Возможность внутри блока корректировать курс национальной валюты фактически означает прямое государственное влияние на импортно-экспортные потоки товаров между национальной экономикой и партерами по ТТП.

Однако также стоит отметить, что программы, реализуемые на основе целей и задач ТТП, с большой вероятностью, дадут преимущества экономикам стран-участниц, открывая новые рынки для их продукции и способствуя модернизации технологий и систем управления.