Просмотров: 684

«Путин ведет неуверенную политику»

«Незапад» продолжает знакомить вас с мнением китайских экспертов по поводу актуальных проблем наших дней. В этот раз мы предлагаем вашему вниманию крайне интересный материал, в котором вы сможете узнать о китайской оценке текущего положения Российской Федерации и действий президента Владимира Путина.

Фэн Юйцзюнь: Путин ведет неуверенную политику. Из какого тупика пытается найти выход Россия?
Автор: Фэн Юйцзюнь, старший научный сотрудник международного аналитического центра «Феникс», директор НИИ России Китайского исследовательского института современных международных отношений.
Оригинал статьи.

Несмотря на полученный в ходе кризиса на Украине Крым, что в очередной раз расширило территорию страны, Россия оказалась перед лицом все усугубляющихся проблем внешней и внутренней политики, зашла в стратегический тупик, который можно считать серьезнейшим для нее в двадцать первом веке. Под влиянием изменения международной обстановки и провала собственной политики мягкой и жесткой силы, влияние России на международной арене становится все слабее.

В экономической сфере:
Из-за резкого падения цен на нефть, европейских санкций и остановки трех моторов экономического роста: инвестиций, потребления и экспорта, российская экономика пришла в тяжелейший упадок, ВВП в 2015 году снизился на 4%, и улучшения в 2016 году не ожидается. Еще большее беспокойство вызывает тот факт, что изначально неверно сложившаяся структура экономики с трудом поддается корректировке; в сфере новых источников энергии и новой промышленной революции Россия уже далеко не в первых рядах, а ее место в системе международного разделения труда давно находится на периферии. И хотя текущую ситуацию нельзя назвать «крахом российской экономики», все мечты Путина к 2020 году войти в 5 сильнейших экономик мира с ВВП на душу населения в 35 тыс долларов и объемом годовых иностранных инвестиций свыше 80 млрд долларов рассеялись, как дым.

В политической сфере:
Несмотря на кажущийся расцвет патриотических настроений в России и подъем рейтинга Путина, реальное положение дел гораздо сложнее: выделение правящей элиты, утечка «мозгов» и капитала, накапливающиеся в народе противоречия в религиозной сфере, многочисленные политические и социальные последствия упадка экономики. Все это сформировало у людей пугающе безразличное или просто покорное отношение к политике, характерное еще для советского общества. Будучи жителями страны с выборной властью, на выборах в Государственную Думу в 2016 году и выборах президента в 2018 году россиянам придется пройти серьезную проверку на прочность. Ключевой дипломатической задачей России в 2015 году был выход из кризиса, однако результаты ее выполнения оставляют желать лучшего.

Прежде всего, это касается евро-азиатской интеграции. Несмотря на присоединение Киргизии и Армении к ЕАЭС и соответствующее расширение территории союза, эффективный свободный обмен товарами, инвестициями, кадрами и услугами в регионе так и не сложился. Никакого прогресса не произошло и в вопросе развития сотрудничества между странами-участниками: новые торговые каналы так и не были сформированы. В результате экономического кризиса и нерациональной разработки регламента, внутренняя торговля в странах-членах союза, наоборот, снизилась почти на 30%, Россия несколько раз вступала в торговую войну с Казахстаном и Белоруссией, был восстановлен ранее упраздненный таможенный режим. Более того, увеличение числа стран-участниц никак не способствовало сплоченности союза; накопился недовольство Казахстана и Белоруссии по отношению к России. Это затронуло и сферу безопасности. Несмотря на то, что в октябре состоялся саммит лидеров стран СНГ, на котором обсуждались такие вопросы, как сотрудничество в борьбе с терроризмом, а также было решено более активно принимать участие в Афганской войне, однако интересы и цели стран оказались слишком различными и реальных результатов достичь не удалось. Предложение России разместить на территории Белоруссии свои воздушные базы встретило решительный отказ Лукашенко.

eurasia_union

ЕАЭС

Во-вторых, впервые со времен окончания «холодной войны» отношения России и Запада вновь охладели. Доверие Штатов к России заметно упало до прежнего уровня, стороны вступили в противостояние в сфере политической безопасности. В конце 2014 года Россия подписала новую редакцию «Военной доктрины», где НАТО рассматривалась как опасность номер один. Несмотря на отчаянный недостаток финансов, в графике расходов на 2016 год четверть бюджета выделается на военные нужды. Рост пенсионных начислений не превышает 4%, рост темпов инфляции достиг 12%, а относительный прирост военного бюджета составляет 0,8%, что ясно демонстрирует – Россия использует все возможные источники для спонсирования сферы обороны. Это повышает уровень милитаризации российской экономики и степень готовности общества к мобилизации. После кризиса на Украине НАТО тоже внесла изменения в свой военный курс: повторно назвала Россию стратегическим противником, усилила и скоординировала военное присутствие на передовых линиях Восточной Европы и систему оперативного командования. Воздушные операции России в Сирии заставляют НАТО тревожиться на свой южный фронт, что вынуждает ее усилить сотрудничество в сфере безопасности с такими странами-членами организации средиземноморского региона, как Турция и Италия. Пока Россия наносит авиаудары по Сирии на восточном берегу Средиземного моря, на его западной стороне НАТО проводит военные учения Trident Juncture, чей небывалый масштаб доказывает обеспокоенность НАТО возможностями России и готовность нанести ответный удар. Можно с уверенностью заявить, что хотя 15 ноября на саммите Большой Двадцатки в турецкой Анталии состоялась встреча Путина и Обамы, а 26 ноября Франсуа Олланд нанес визит российскому президенту с целью обсуждения вопросов борьбы с терроризмом после теракта в Париже, в определенной степени смягчивший ожесточенное противостояние России и Запада и доказавший, что между сторонами возможно тактическое сотрудничество в военной сфере, все это, тем не менее, не ослабило настороженное отношение западных стран к России, а во взаимодействии сторон не произошло никакого существенного «потепления».

Trident-Juncture-Infographic-v4

В-третьих, несмотря на усиленную работу по «переориентации на Восток», укреплению сотрудничества с такими странами АТР (Азиатско-Тихоокеанского региона), как Китай, Индия и Вьетнам, дипломатическая стратегия России все же не на сто процентов сосредоточилась на восточных государствах. Они не могут заполнить собой нишу, которую ранее занимали российские партнеры с Запада. 24 сентября премьер-министр Медведев выступил с речью на тему «Новая реальность: Россия и глобальные вызовы», где подчеркнул следующее: «Никто не должен рассчитывать оторвать нас от европейской цивилизации со всем ее культурным многообразием. Отношения могут меняться и в будущем, но стратегическое направление останется неизбежным — сотрудничество, партнерство, а при благоприятном развитии событий и формирование единого экономического пространства». Это в полной мере выразило действительные надежды высших российских политических кругов. Вместе с тем, «поворот на Восток» — это в значительной степени вынужденная мера. В отношениях с восточными странами много пробелов: недостает систематизированной стратегии и действующих инструментов сотрудничества. Важно также понимать, что восточное направление нацелено на разные страны и отнюдь не ставит своей целью только Китай. Как отметил Медведев: «Речь идет как о таких странах, как Китай, Вьетнам, Япония, Корея и, в целом, государствах Азиатско-Тихоокеанского региона, так и о странах — членах ШОС и БРИКС, расположенных в самых разных регионах мира. Неверно трактовать эту активность как намерение России куда-либо «переориентироваться»».

В-четвертых, цель применения политики «мягкой» и «жесткой» силы в решении украинского и сирийского вопросов – не проиграть Америке, снять ограничения, наложенными Западом. Что касается Украины, Россия вряд ли способна вновь поднять волну недовольства такого масштаба в восточных районах, а потому она всеми силами старается затянуть кризис и использовать его как рычаг управления внешней и внутренней политикой региона. После состоявшихся 2 октября четырехсторонних нормандских переговоров между Францией, Германией, Россией и Украиной Россия в значительной степени снизила поддержку повстанцев-сепаратистов восточной Украины, заключила с украинским правительством соглашение о реструктуризации долга в 3 млрд долларов и пытается использовать «мягкие» методы в решении украинского вопроса с целью заставить Запад, в особенности, Евросоюз, ослабить или даже полностью снять санкции. Применяя военную силу в сирийском вопросе, Россия убивает сразу нескольких зайцев:
1. Применяет превентивные меры против терроризма для защиты безопасности региона.
2. Поддерживает военные базы в Тартусе и Латакии, чтобы создать опорные пункты для черноморского флота в Средиземном море.
3. Выступает за шиитов на Ближнем Востоке, сохраняя тем самым стратегическое влияние в регионе.
4. Принуждает Америку возобновить военное взаимодействие с Россией.
5. Пользуясь напряженной геополитической обстановкой на Ближнем Востоке, поднимает мировые цены на нефть. С тем же расчетом от Каспийского моря выпущены ракеты в сторону Сирии.

Еще большее значение имеют месторождения природного газа колоссальных объемов, недавно обнаруженные на континентальном шельфе восточной части Средиземного моря. Их возможная разработка и экспорт в Европу негативно отразится на объеме российских поставок природного газа европейским странам, поэтому одной из целей военных операций России также является контроль над обнаруженными месторождениями.

Авиаудары по Сирии в полной мере продемонстрировали богатый опыт России в международной борьбе, теракт в Париже 13 ноября тоже стал переломным моментом в попытках России улучшить международную обстановку, но сбитый Турцией 24 ноября российский боевой самолет Су-24 говорит о том, что военные операции России в Сирии слишком рискованные и неуверенные. Очевидно, что Россия пытается грамотно разыграть плохие карты, оказавшиеся у нее в руках после украинского кризиса. Но можно с уверенностью сказать, что все эти дипломатические хитрости, в основном, применяются в военной сфере, что вряд ли не поставит Россию перед лицом полного стратегического провала, но и не исправит текущую стратегическую обстановку и тенденции развития государства.

За те 15 лет, что Путин находится у власти, особенно в первые два президентских срока, Россия совершила грандиозный скачок от хаоса к системе, от упадка к расцвету. Почему же после 2008 года государство вновь катится по наклонной? Я считаю, что помимо традиционной точки зрения, согласно которой кризис обусловлен нежеланием Запада ослаблять санкционное давление, одна из основных причин также заключается в ошибочном понимании дипломатической стратегии. Это влечет за собой неверный стратегический курс и даже реверсивную тенденцию в развитии государства (более подробно об этом рассказано в моей статье «Неверная интерпретация дипломатической стратегии и будущее России» в 20-ом выпуске журнала «Мировые знания» за 2015 год). Подводя итоги, хочется сказать, что Россия сейчас проходит один из ключевых этапов своего развития: ее неопределенность нарастает день ото дня. Каковы будут последствия этой неопределенности? Этот вопрос требует более тщательного изучения.