Просмотров: 868

Культура и культурные конфликты в Японии

Культурные конфликты, выраженные в противоречиях между традиционной (домашней, исконной) и иной (заимствованной, новой) культурой, легко отыскать в странах Азии и Африки. Однако мне бы хотелось уберечь читателя от неосмысленного приписывания культурных противоречий исключительно развивающимся, бедным или молодым государствам. Переходность остается одной из важнейших предпосылок к возникновению культурного конфликта, но высокий уровень благосостояния общества не становится панацеей от непонимания и неприятия. Восток – дело тонкое, и страны Азии и Африки, независимо от уровня развития, остаются почвой для возникновения культурных противоречий.

Приведу пример Японии. Страна Восходящего солнца пережила вестернизацию, модернизацию, атомную бомбардировку, потом очередную модернизацию. Ее можно найти в списке стран «золотого миллиарда» и «Большой семерки». Япония давно вписалась в мировую экономику и училась у Запада практически всему: от колониализма до капитализма.

japan_info

Однако Япония не во всем согласна с Западом. Черты традиционной японской культуры никуда не исчезли, они сохранились и в эпоху роботов и лучше всего поддерживаются на локальном уровне. Часть традиций, как например религиозные праздники синтоистских святилищ и народные танцы не вызывают недовольства на Западе, а скорее наоборот, привлекают туристов. В то же время некоторые японские традиции идут в разрез с универсальными общечеловеческими понятиями о «хорошем» и «плохом», которые пытается принести глобализация.

В конфликтах, которые я бы хотел здесь рассмотреть присутствует две стороны. Одна – Япония (страна, которая дорожит своими традициями, независимо от их странности и восприятия на Западе). Другая сторона – ООН (международная организация, претендующая на выработку универсальных, общеупотребимых положений).

Жертвой культурного конфликта в первом случае стали, как ни странно, не люди, а другие млекопитающие – дельфины. В одном районе Японии существует традиция охоты на них. Собратьев-млекопитающих японцы ловят и убивают, используют в церемониях. Не привыкшие видеть такую жестокость жители развитых стран Запада не раз высказывались за запрет ловли китов и дельфинов, но японцы продолжают употреблять водных млекопитающих в пищу. Проблема поднималась много раз, ей даже посвятили одну из серий скандального мультсериала «Южный парк», дело дошло до ООН. Объединенные нации и сейчас продолжают спор о прекращении лова, в то время как за традицию охоты на дельфинов вступился нынешний премьер Японии Синдзо Абэ. Он, в типичной для японского истеблишмента манере, извинился за принесенные неудобства, но традиции локальной рыбацкой деревушки попросил принять как данность.

south_park_japan

Японские «китобои» в представлении сериала South Park

Тут стоит оговориться и вспомнить феномен «вакаттэ кудасай»(яп. «понять», «принять»), описанный К. Волференом. Феномен заключается в том, что японцы, заимствуя механизмы западного общества, отнюдь не заимствуют логику западного человека. Когда же эта логика и ее носители настаивают на нецелесообразности японских практик, японское общество просит просто «принять» его обычаи как данность, «понять». Иными словами, японцы не собираются исправлять свои институты и нормы, которые Западу кажутся чуждыми, и просят просто закрыть на них глаза. Давление со стороны Запада или просто настойчивость, воспринимаются резко, как насилие, отчасти от того, что сами японцы не настаивают на внедрении своих практик повсеместно, то есть сами к насилию не прибегают.

Скандал того же рода связан со свободой слова и деятельностью СМИ в Японии. Контроль и патронаж «старших» над «младшими» не в новинку азиатским сообществам. В Японии одновременно с этим существует всеобъемлющая боязнь опозориться, т.е. заслужить неодобрение «старших» или окружающих. Отсюда проистекает практика согласования новостей, когда редакторы разных изданий и телеканалов договариваются о том, что и в каком свете освещать. Иногда указания и заказы материалов падают в редакции «сверху». Расследования, в том числе под эгидой ООН, указывают на существование негласной цензуры в японских СМИ. Существуют табуированные темы, «законы о сохранении секретной информации» и т.д. Однако рекомендации международного сообщества Япония игнорирует, возмущается деятельностью ревизоров из ООН и все так же просит «понять».

Вывод можно сделать следующий. Япония научилась воспринимать чужую культуру, смогла заимствовать технологии, добилась поразительных успехов в экономике. Однако когда речь заходит об отказе от чего-то привычного, сложившегося и традиционного, японцы испытывают не меньший, а по некоторым социально-психологическим данным даже больший стресс, чем иные нации. В истории тому найдется много примеров. Самураи эпохи Мэйдзи тяжело расставались не только со своими мечами, но и прическами, и костюмами. Шляпы, по замечанию А. Н. Мещерякова первое время получили популярность в Японии, так как позволяли скрывать позорные европейские прически. А можно ли представить сейчас Японию без императора, который мало чем занимается? Или без иерархии, которая давит на личность, но без которой мир становится непонятным и сложным? Видимо, заимствовать то, что полезно оказывается проще, чем отказываться от того, к чему привык.