Просмотров: 843

Антикоррупционная вертикаль

Нынешнее китайское руководство известно масштабами своей антикоррупционной кампании, которая продолжается с высокими темпами уже 3 года. Китайские власти всегда боролись с коррупцией особенно жестко, однако текущие события показывают изменение роли этой борьбы для новых лидеров страны.

Глаза и уши партии

Председатель КНР Си Цзиньпин пришел к власти в 2013 году. С тех пор под каток антикоррупционной кампании попало около 100 тысяч чиновников и менеджеров госкомпаний. Товарищ Си дал обещание  “убивать, как тигров, так и мух”, что значит бороться c коррупцией на всех уровнях. Мелкие чиновники «мухи» за свои проступки могут отделаться штрафом или понижением в должности. Высокопоставленные госслужащие «тигры» (уровня заместителя губернатора провинции и выше) обычно приговариваются к смертной казни (с отсрочкой наказания и возможностью его смягчения) или к пожизненному сроку. За неполные два года Си Цзиньпина у власти к высшим мерам наказания было приговорено уже 32 человека, под следствием находится около 78 руководителей. К слову, за весь период правления Цзян Цзэмина было около 20 коррупционных дел, которые завершились смертной казнью или пожизненным заключением. У предшественника Си, Ху Цзиньтао, за 10 лет результат оказался повыше – 80 подобных приговоров. Тем не менее, нынешнее китайское руководство не остановится на достигнутом. В январе 2016 года состоялось ежегодное совещание антикоррупционных органов КНР, после которого было объявлено о продолжении борьбы со злоупотреблениями в госаппарате и госкомпаниях.  Теперь основной фокус кампании соредоточится на тех злоупотреблениях, которые совершались уже после прихода Си к власти. Власти собираются обратить внимание на ведущих кандидатов на продвижение по службе в свете близящегося партийного съезда в 2017 году, на котором станут известны имена 6-го поколения руководителей КНР.

 china_shootings

Китайское правосудие в действии

Антикоррупционные кампании при Цзян Цзэмине и Ху Цзиньтао проходили вспышками, и чаще всего их использовали для борьбы с политическими оппонентами. Обычная для китайской элиты борьба группировок выплескивалась наружу в виде коррупционных расследований. Предшественники Си использовали антикоррупционную борьбу, чтобы поддерживать аппаратчиков в тонусе и напомнить им, кто главный (например, дело Чэнь Ситуна 陈希同при Цзяне и дело Чэнь Лянъюя 陈良宇при Ху). Многие дела о взятках и воровстве чиновников обрастали весьма пикантными деталями, которые тиражировала желтая пресса: чуть ли не каждый мало-мальски важный коррупционер оказывался еще и распутником с гаремом из молодых актрис.

Антикоррупционная борьба Си отличается не только своими масштабами, но и внутренней природой и стратегическими целями. Именно при Си разрослась и приобрела огромное влияние Центральная комиссия ЦК КПК по проверке дисциплины (ЦКПД) 中国共产党中央纪律检查委员会 (中纪委). Это главный инструмент Компартии в противостоянии коррупции. Структуру возглавляет ближайший соратник Си Цзиньпина, любитель американского сериала «Карточный домик», Ван Цишань 王岐山.

Комиссия – это партийное ведомство, которое занимается делами только  членов КПК (87,79 млн. человек).  Постоянные «представительства» этого органа есть в каждом госучреждении и на каждом госпредприятии. В своей работе комиссия также использует специальные Инспекционные группы ЦК КПК. ЦКПД выборочно засылает их в отдельные провинции или компании, где они проводят доскональную проверку. Комиссия расследует дисциплинарные преступления и не имеет права выносить приговор. ЦКПД исключает провинившегося из партии «за серьезные нарушения партийной дисциплины», непосредственно наказанием занимается суд. Но лишение партбилета с такой формулировкой автоматически означает, что судья неизбежно вынесет обвинительный приговор.

ЦКПД опирается только на Устав КПК и может действовать «без оглядки» на действующее законодательство. Комиссия имеет свою систему дознания «шуангуй» 双规, которая приводит в ужас каждого чиновника. Эта процедура так пугает всех бюрократов потому, что сотрудники ЦКПД нередко похищают подозреваемого в коррупции, удерживают его в одиночном заключении и просто выбивают признательные показания. Человек выпадает из поля зрения на срок от 2 месяцев до года и появляется уже в суде, иногда с седыми волосами. «Шуангуй» 双规 официально не является процедурой судебного расследования, поэтому чиновники не получают в процессе никакой легальной защиты, а родственники ничего не знают об их местонахождении. На бумаге процедура «шуангуй» 双规нигде не прописана, однако о ней знает каждый сотрудник китайского госсектора.

 41_Ping'anli_West_St_(20151231140630)

Штаб-квартира ЦКПД, Пекин

Полосатый рейс за решетку

Под действие «шуангуй» попали в числе прочих самые влиятельные «тигры» китайского аппарата: Бо Силай 薄熙来, глава горкома Чунцина, первый пойманный «тигр» при Си Цзиньпине, Цзян Цземинь蒋洁敏, бывший руководитель нефтегазового гиганта CNPC и глава Комиссии по контролю и управлению госактивами, Чжоу Юнкан 周永康, постоянный член Политбюро и в прошлом Министр общественной безопасности КНР, Сюй Цайхоу  徐才厚 , занимавший ранее должность зампредседателя Центрального военного совета, Лин Цзихуа令计划, правая рука предыдущего лидера Китая Ху Цзиньтао, зампред ВК НПКСК и т.д.

Список высокопоставленных «тигров» можно долго продолжать, но наиболее знаковым делом из всех является арест Чжоу Юнкана. Си Цзиньпин покусился на неприкосновенное: со времен суда над Бандой четырех 四人帮 в 1976 году Чжоу стал первым постоянным членом Политбюро, в отношении которого началось уголовное расследование. До ареста 72-летний Чжоу Юнкан обладал колоссальным влиянием в энергетическом секторе, в сфере госбезопасности, а также в крупнейшей провинции Сычуань. Дело Чжоу Юнкана готовилось долго, с самого 2013 года, сотрудники ЦКПД привлекли к ответственности в общей сложности 300 человек (в их числе Бо Силай и Цзян Цземинь). Его арест стал поворотным в истории современного Китая, ранее члены ПК Политбюро, по завету «архитектора китайского чуда» Дэн Сяопина, считались неприкосновенными для уголовного преследования. По замыслу Дэна, 7-9 человек из Политбюро олицетворяли принцип коллективного руководства страной и системы сдержек и противовесов внутри элиты. Именно поэтому дело Чжоу произвело огромный эффект внутри Китая и вызвало множество дискуссий.

В какой – то момент, уверенность в том, что Чжоу действительно окажется за решеткой ослабла. В мае этого года The Wall Street Journal написала, что антикоррупционная кампания сбрасывает обороты, а фракционное давление в связи с арестом Чжоу Юнкана пересилило Си. Эксперты газеты сделали такое предположения из-за того, что официальное вынесение приговора затянулось почти на месяц. В какой-то момент показалось, что власти не решатся отправить на пожизненное заключение бывшего руководителя всей системы госбезопасности. Но, в конце концов, в ходе тайного слушания, Чжоу признали виновным по всем статьям обвинения. Само заседание суда по делу Чжоу держалось в секрете из соображений государственной безопасности.

Си Цзиньпин показал госаппарату, что собирается выстраивать новые правила внутрипартийной жизни и не будет оглядываться на систему старых балансов в элитах.

enkan

Чжоу Юнкан

 

Финансист должен сидеть в тюрьме

После обвала фондового рынка в Китае и девальвации юаня летом прошлого года антикоррупционный каток КПК активно заработал в финансовом секторе страны. Один за другим руководители крупнейших финансовых институтов оказываются фигурантами коррупционных дел. Одним из первых и самых громких – стал арест презинета Agricultural Bank of China Чжан Юня 张云в ноябре 2015 года для «оказании помощи в расследовании коррупционного дела». Затем уже в начале декабря г-н Чжан «по причине личных обстоятельств» ушел с занимаемой должности в четвертом по величине банке страны.

В первой половине декабря таинственно «исчезли» два члена правления крупнейшей государственной брокерской компании КНР CITIC Securities. Еще с начала сентября 2015 года уже 6 высших руководителей этой госкорпорации попали под антикоррупционную волну. Власти обратили внимание на CITIC Securities еще в начале августа, когда были арестованы 8 сотрудников компании по обвинению в незаконной торговле ценными бумагами. Следующим «помощником» следствия стал «китайский Баффет» Го Гуанчан 郭广昌 — глава крупнейшей частной ивестиционной компании КНР Fosun, 11-й в списке богатейших людей страны.

За четыре месяца после кризиса на фондовом рынке Китая органы по борьбе с коррупцией показывают невиданную эффективность: они привлекли к отвественности уже около 20 крупнейших финансистов страны.

Параллельно с расследованиями преступлений финансистов антикоррупционный ведоства Китая не оставили без внимания деятельность основного государственного регулятора фондового рынка – Китайскую комиссию по регулированию рынка ценных бумаг. Сотрудников органа обвиняют в том, что они использовали конфиденциальные сведения о мерах государства по урегулированию фондового кризиса для личного обогащения и передачи в т.ч. CITIC Securities, представители которой были привлечены к ответственности одними из первых.

 CITIC_logo

Логотип CITIC Securities

Чистый на руку председатель

Сам Си имеет репутацию честного чиновника и представляет собой своего рода пример для подражания. Ни у него, ни у его жены и детей не нашли какой-либо незаконной собственности. При этом семья его старшей сестры Ци Цяоцяо, по оценкам Bloomberg, владеет состоянием примерно в 300 млн. долл. Глава крупнейшего в Китае девелопера в сфере частной недвижимости Dalian Wanda недавно признавался, что зять китайского лидера Дэн Цзягуй邓家贵 входил в число акционеров компании.

Си Цзиньпин пришел к власти в непростые для страны времена замедления экономического роста и возрастания рисков социальных потрясений. Антикоррупционная кампания стала лейтмотивом его внутренней политики. Председатель даже готов вскрыть публике тот факт, что и в самых высших эшелонах власти действительно есть коррупционеры. Си сильно рискует подорвать доверие населения к партии, но пока его антикоррупционная кампания с самыми жесткими методами находит активную поддержку (по данным китайских СМИ, чуть ли не 90% населения считают ее эффективной).

Промежуточный зачет

После 18 месяцев антикоррупционной борьбы проявились несколько ключевых эффектов.  Во-первых, это парализованный госаппарат. Чиновники самых разных уровней боятся подписать лишний документ, опасаясь обвинений во взяточничестве. Также с 2013 года стали появляться случаи суицида аппаратчиков из-за страха попасть под следствие ЦКПД.

Во-вторых, Си Цзиньпин устранил многих закулисных игроков, которые имели огромное влияние в самых разных сферах. Тем самым китайский лидер обеспечивает себе всеобъемлющий контроль над жизнью страны. Яркий пример — недавний арест руководителя Agricultural Bank of China, одного из 4 крупнейших банков страны. Нагоняя атмосферу страха среди аппаратчиков, Си не забывает и про государственный сектор экономики. Чистка госкомпаний от коррупционеров поможет Си проводить давно назревшие экономические реформы.

Однако сама по себе борьба против коррупции в Китае вызывает много вопросов. Кроме Комиссии по проверке дисциплины и Инспекционных групп, есть еще государственные органы по борьбе с коррупцией: Министерство контроля и Национальное бюро по борьбе с коррупцией. Все четыре органа имеют пересекающиеся функции, хотя первенство отдано именно партийным. Система расследования коррупционных дел непрозрачна: никто точно не знает, как работает ЦКПД, а многие слушания проходят в закрытом режиме. Роль государственных органов в расследовании коррупционных дел сведена к минимуму, что дает свободу рук партии и делает антикоррупционную борьбу управляемой. Крайне суровые законы против коррупции (с высшей мерой наказания – смертной казнью) на деле имеют много пробелов и не соответствуют международной практике. Есть примеры того, как другие страны не выдавали сбежавших коррупционеров китайским властям, потому что на родине им грозила смертная казнь. Так, Пекин уже несколько месяцев добивается экстрадиции из США бизнесмена Лин Ваньчэна, младшего брата осужденного недавно зампреда ВК НПКСК Лин Цзихуа.

lin

Лин Ваньчэн

Для эффективной борьбы с воровством чиновников, как показывает опыт, например, Сингапура и Гонконга, необходимо создание независимого и прозрачного антикоррупционного органа. А это китайские власти делать пока не спешат, хотя сознают, что коррупция способна уничтожить КПК.

Сейчас Си Цзиньпин проводит скорее не антикоррупционную борьбу, а масштабную внутрипартийную чистку, чтобы повысить централизацию и контролировать механизм принятия решений. Страна нуждается в реформах, и Си нужны проверенные аппаратчики. А системная и честная борьба с коррупцией у Китая еще впереди.