Просмотров: 4 979

Народовластие Сунь Ятсена или демократия по-китайски

В истории Китая начала XX века есть исторический деятель, который почитается «по обоим берегам Тайваньского пролива» – известный китайский революционер и главный организатор Синьхайской революции 1911 года, основатель и первый президент Китайской Республики Сунь Ятсен. Его идеи «трёх народных принципов» сильно повлияли на китайскую мысль того времени: как на представителей Гоминьдана, основателем которого также является Сунь Ятсен, так и на китайских коммунистов, причём после раскола Гоминьдана и КПК обе стороны заявляли, что именно они лучше понимают, в чём эти принципы заключаются.

Сами эти «три народных принципа» Сунь Ятсена включают в себя национализм, народовластие и народное благосостояние. Его отношение к демократии отражено в лекциях, посвящённых принципу «народовластия» («миньцюаньчжуи» – 民权主义). Это не совсем те иероглифы, которыми сейчас обозначается «демократия» («миньчжучжуи» –民主主义 или просто «миньчжу» – 民主), но в то время терминология ещё не устоялась (ниже будет ещё один пример этого).

Sun_Yat_Sen_1900

Сунь Ятсен

Теократия, автократия и демократия

По мнению Сунь Ятсена, в истории последовательно существовали три принципа организации власти: теократия – власть, основанная на религиозном авторитете, автократия – власть, основанная на силе, и народовластие/демократия – власть народа. Эти три принципа появлялись по ходу истории, при этом более прогрессивные сменяли менее прогрессивные: первым появился теократический принцип, затем ему на смену пришёл автократический, а в настоящее, для Сунь Ятсена, время наступила эпоха демократии, которая призвана заменить менее прогрессивную автократию.

Важно подчеркнуть, что при прочтении его работ становится видно, что под последними двумя принципами, автократическим и демократическим, скорее понимаются монархия и республика, так как к лидерам демократической революции Сунь Ятсен причисляет Оливера Кромвеля, хотя, по идее, военная диктатура, установленная Кромвелем, должна служить примером классической и наиболее чисто выраженной автократии. Более того: «Охвостье» английского парламента, оставшееся после нескольких его разгонов Кромвелем со сторонниками, даже просила Кромвеля принять королевский титул – ведь власть короля была ну хоть как-то ограничена. Однако «демократ» Кромвель ответил, что он готов принять власть даже большую чем королевская, но никогда не примет титул короля, и остался лордом-протектором.

Похоже, что сам Сунь Ятсен не особенно различал понятия «демократия» и «республика», и это становится видно, если мы посмотрим на название того государства, которое он создал – Китайская Республика. Дело в том, что на китайском оно звучит, как «чжунхуа миньго» – 中华民国, где «миньго» (民国) и обозначает «республику». Однако в современном китайском языке термин «республика» обозначает другое слово – «гунхэго» (共和国), которое можно дословно перевести как «общее государство», что близко к переводу изначального латинского термина «общее дело». «Миньго» же скорее переводиться как «народное государство» (или «национальное государство»). Но, как уже было сказано выше, в то время терминология ещё не устоялась, и для самого Сунь Ятсена понятия «республика» и «демократия» фактически оказались неразделимы.

Поэтому в Китае, по мнению доктора Суня, демократию отстаивали сторонники республики, которых он и возглавлял, а те, кто стремился восстановить императорскую власть – милитаристы, представляющие автократический принцип (отличить некоторых «хороших» сторонников республики от «плохих» милитаристов часто было довольно сложно).

При этом, поскольку демократия исторически более прогрессивна, чем автократия, милитаристы, а тем более «Живые Будды» Монголии и Тибета, представляющие теократический принцип, обречены на поражение – важно отметить, что для Сунь Ятсена и Монголия, и Тибет без сомнений являются частями Китая.

Оппоненты доктора Суня в свою очередь говорили, что Китай ещё не готов к демократии, так как китайское общество ещё не является достаточно зрелым и взрослым для неё. Он опровергал это тем, что приводил примеры наличия принципа народовластия уже у древнекитайских мыслителей, включая Конфуция, стремясь показать, что китайская политическая мысль как минимум не отстала от западной.

principles

«Принципы» Сунь Ятсена

Свобода

Вообще подобное стремление весьма характерно для Сунь Ятсена. Наиболее ярко это проявляется, когда он начинает рассуждать о свободе. И его понимание свободы «немного» отличается от понимания типичного западного демократа.

Дело в том, что, по мнению Сунь Ятсена, в Европе и США призывы к личной в свободе стали главными в ходе революционной борьбы из-за того, что европейцы страдали под гнётом абсолютизма, который лишал простых людей свободы вероисповедания, передвижения и т. п. Наиболее ярким примером такого абсолютизма для него служит французская монархия при последних Людовиках.

В Китае же народ в такой же степени страдал под гнётом императорской власти только при Цинь Шихуане. Всё остальное время гнёт императорской властью над простым народом, как считал доктор Сунь, был сравнительно невелик – простые китайцы имели дело с чиновниками, только когда выплачивали подати зерном и другие налоги, а в остальном были свободны.

Поэтому, по мнению Сунь Ятсена, те китайские революционеры, которые предлагают, по аналогии с западными странами, выдвинуть лозунг борьбы за свободу в качестве главного в Китае, совершают ошибку. Призыв к свободе в Китае не имеет смысла – простые китайцы и так обладают личной свободой.

Более того, по мнению Сунь Ятсена, «Китаю нужна революция, потому что китайцы слишком свободны», а также «необходимо сказать прямо, что цели китайской революции совершенно противоположны целям европейских революций». Что же это за цели? «Если мы хотим в будущем сопротивляться иностранному гнёту, то мы должны покончить с индивидуальной свободой, должны создать крепкую общность, подобно тому как сыпучие песчинки, соединённые цементом, превратятся в твёрдый камень».

Как видно, подобное понимание свободы приведёт в ужас любого сторонника демократии американского или европейского типа.

Именно поэтому при проведении параллелей между «тремя народными принципами» и лозунгом европейских революций «свобода, равенство, братство», Сунь Ятсен говорит, что свободе скорее соответствует принцип национализма, то есть коллективной свободы всего китайского народа от «иностранного гнёта». Принцип народовластия, в свою очередь, соответствует равенству, а принцип народного благосостояния очень примерно соответствует братству (и то скорее потому, что доктору Суню нужно было до конца провести параллель).

Равенство

Равенство Сунь Ятсен тоже понимал специфически. Это только политическое равенство: отмена искусственного неравенства аристократической иерархии. Правда, Сунь Ятсен считал, что в Китае с этим и так всё не плохо: ведь даже в имперском Китае наследственным был только императорский титул, остальные же титулы вплоть до князя могли заработать и простолюдины, причём, по его мнению, это случалось гораздо чаще, чем в абсолютистской Европе.

Но в тоже время есть и естественное, природное неравенство: есть люди способные предвидеть и предчувствовать будущее (открыватели), способные осознать и прочувствовать (пропагандисты), и неспособные сделать это (исполнители). К первой категории демократ Сунь Ятсен относил себя (ну и часть своих сторонников), к третьей — подавляющее большинство из 400 млн. простых китайцев. Учитывая это, он предлагал свой вариант народовластия для Китая.

Да и без относительного этого обстоятельства западный вариант демократии для него также не был идеалом.

Плохой парламентаризм

По мнению Сунь Ятсена, проблема этой модели демократии в том, что она сводится только к парламентаризму, который сильно ограничивает демократию, и в результате, эта модель устроена так, что или не даёт возникнуть сильному правительству, или такое правительство будет недемократическим и узурпирует власть.

К тому же, введение парламентаризма в Китае привело к тому, что «теперешние депутаты превратились в «парламентских свиней»» – попытка доктора Суня 1911 года принести в Китай демократию натолкнулась на «некоторые препятствия», в том числе и на это. Хотя более серьёзным оказалось другое – его преемник на посту президента Китайской Республики генерал Юань Шикай «неожиданно» оказался милитаристом, попытавшимся восстановить императорскую власть (разумеется, во главе с собой в качестве императора).

Yuan_shikai

Юань Шикай

Вообще Сунь Ятсен достаточно сильно критикует западный парламентаризм и делает исключение только для одной некитайской системы демократии – только что появившейся в России после Октябрьской революции 1917 года «народной власти». При этом он признавал, что на тот момент ему вообще ещё не было понятно, в чём она заключается, так как относительно этой системы существовало крайне мало информации, но при этом доктор Сунь полагал, «что эта новая система народной власти значительно лучше парламентаризма».  Конечно, немалую роль в этом сыграло то, что Сунь Ятсен видел в Советской России потенциального союзника.

Модель народовластия Сунь Ятсена

Но что же предлагал вместо парламентаризма сам Сунь Ятсен? Для него идеалом было сильное правительство, действующее в интересах народа, у которого и находится власть. И он скромно заявил, что открыл способ, как разрешить противоречие сильного правительства и сохранения власти в руках народа, которое не смогла разрешить западная модель парламентаризма: нужно разделить власть на политическую, находящуюся в руках народа, который делегирует полномочия специалистам в лице правящей власти.  Она и будет осуществлять непосредственно управление, подобно тому, как в романе «Троецарствие» глупый правитель Адоу делегировал принятие всех важных решений Чжугэ Ляну. В представление Сунь Ятсена китайский народ – 400 млн. таких глупых Адоу.

Zhuge_Liang_by_Zhang_Feng

Чжугэ Лян, изображение

В рамках политической власти народ будет обладать четырьмя правами: избирательным и отзыва (чиновников и депутатов), законодательной инициативы и референдума (отмены и изменения законов).

Правящая или правительственная власть будет делиться на пять палат: три – стандартное европейское разделение властей, ещё две – собственно китайские экзаменационная (китайская традиция экзаменов при поступлении на госслужбу) и контрольная (специальные чиновники, следящие за другими, борящиеся с коррупцией и т. д.).

По мнению Сунь Ятсена, эти две власти были независимы от императора и в имперском Китае (хотя скорее они наоборот подчинялись напрямую императору в обход остального бюрократического аппарата), то есть в Китае уже тогда существовало разделение трёх властей, пусть и других, не таких как на Западе. Это очередной пример того, как он доказывает, что Китай по крайней мере не отстал от западных стран по уровню развития политической мысли.

Заключение

Резюмируя всё вышесказанное, мы видим, что концепция демократии Сунь Ятсена отличается от западной, местами очень сильно, но именно она и была реализована в Китае. Она до сих пор существует на Тайване, поскольку там действует конституция Китайской Республики, основателем которой был Сунь Ятсен, и три принципа непосредственно вписаны в неё.

Да и в Китайской Народной Республике основная идея демократии по Сунь Ятсену вполне реализована: народ через комитеты народных представителей делегирует власть специалистам в лице КПК и госаппарата, хотя, конечно, в КНР не реализована в точности схема четырёх прав и пяти палат. Но, с другой стороны, Сунь Ятсен говорил, что для китайцев понятнее не призыв к свободе, а призыв обогащаться, а именно этот призыв и был выдвинут в КНР ещё при Дэн Сяопине.

[1] Основным источником послужила следующая книга – Сунь Ятсен. Избранные произведения. Издание второе, исправленное и дополненное. Ответственный редактор академик С. Л. Тихвинский. Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1985 год.

Речь идёт о лекциях из работы «Три народных принципа» (1924 год), посвящённых принципу «Народовластие», которые находятся на страницах 449 – 549 данной книги. В дальнейшем все ссылки со страницами будут относиться к этой книге.